Красноярские Столбы
СкалыЛюдиЗаповедникСпортСобытияМатериалыОбщениеEnglish

Экспедиция в неведомое

Дорога в город теней

Под руководством известных советских ученых совместно с редакциями газет «Красноярским рабочим» и «Труд» проходит экспедиция красноярских спелеологов, цель которой - опуститься в одну из самых загадочных пещер Туркмении - Кугитанг-Тау. Со дна пещеры необходимо поднять десятки ценных экспонатов, предметы обихода, мумии людей и животных. Таинственный «город мертвых» раскроет свои «секреты» археологам, антропологам, палеонтологам. Отчет об исследовании уникального явления в горах Кугитанг-Тау мы и начинаем публиковать на страницах газеты «Красноярский рабочий», корреспондент которой является участником экспедиции

Продолжение легенды

За пятьдесят с лишним километров от Города Четырех Ветров, за сто километров от снегов Айри-бобо, в самой глуши туркменских гор, вдали от людских дорог, лежит таинственная горная пещера - Кугитанг-Тау.

Кугитанг-Тау - в переводе с туркменского - «выжженная, паленая гора». Каждое утро над Кугитанг-Тау поднимается раскаленное светило. Оно до капли выпивает ночную влагу. К вечеру камни начинают трещать и лопаться от жары.

Когда-то здесь была вода, была жизнь. Много тысяч лет назад каньон, к карнизу которого ласточкиным гнездом прилепился вход в пещеру, был руслом полноводной реки. Стремительные горные потоки несли живительную влагу в возделанные человеком долины. Под южным солнцем расцветали сады и нивы, тучнели стада на равнинах.

Богатые земли привлекали завоевателей. Древние персияне, арабы, хазары, турки-сельджуки опустошали цветущий край. Фаланги Искандера Двурогого (Александра Македонского) переправлялись на надутых воздухом мехах через Аму-Дарью и высаживались у подножия Кугитанг-Тау. Полчища Чингиз-хана на конях взлетали на его хребты, потрясая хвостатыми бунчуками. Самаркандские орды Тимура с воплями «сюргун»! вонзали стрелы в Кугитанг-Тау.

Завоеватели оставляли на месте садов пепел и груды обожженных звенящих черепов. С давних пор пещеры Кугитанг-Тау служили человеку убежищем. Спасшие наш род от грозных ледников, они и тысячелетия спустя принимали в свои недра беглецов, их имущество, скот.

...Но настало время, и вода ушла отсюда. Желтое солнце пустыни иссушило поля, и пески поглотили останки древних цивилизаций.

В Кугитанг-Тау река пробила себе путь под землю, образовав три гигантских вертикальных колодца.

Сталактитовый дождь в пещере Кугитанг-ТауЭти колодцы надежно охраняют вход в «нижний этаж» пещеры. Острые копья стокилограммовых сталактитов, грозящие ринуться вниз от малейшего прикосновения, с грохотом летящие камни, постоянная угроза обвалов - вот опасности, которые подстерегают желающих выведать тайны Кугитанг-Тау.

В последние годы появилась еще одна опасность - «ганг». Так местные жители называли мириады полупрозрачных клещей, обитающих в пещерной пыли. «Ганг» - в переводе «кровавый». Укусы его вызывают болезненные, долго не заживающие язвы размером от гривенника до куриного яйца.

Недаром, наверное, распространилась среди чабанов легенда о страшной «черной чуме», убивающей лошадей, скот, не щадящей людей. И предостерегающе поднимали палец древние старики в выцветших чалмах и пестрых халатах: плохое, несчастливое место, заболеешь, с семьей беда приключится. Даже название небольшого населенного пункта поблизости - Гаурдак - «неверный, злой город»...

Но тайное и запретное всегда влекло к себе людей. Находились смельчаки, для которых полный смертельной опасности спуск не был неодолимой преградой. От старых людей можно услышать такую легенду: у хана была красавица-дочь. Выкупом за нее хан требовал сокровища пещеры Кугитанг-Тау. По преданию вход в пещеру охранял огромный воин, а бессмертным хранителем сокровищ был свирепый змей. Даже небо меняло цвет, когда выползал он из своего логова. Но влюбленный батыр выдержал единоборство с грозными стражами пещеры.

В 30-е годы эта легенда получила неожиданное продолжение.

По рассказам, геолог, из русских, отважился на спуск в таинственную пещеру. С проводником-туркменом они чудом преодолели страшный колодец. В кромешной мгле запылал смоляной факел. И тут геолог и его спутник вскрикнули от ужаса: прямо на них из темноты, как им показалось, шагнул высокий воин, занося руку для удара, и... не помня себя от страха, путешественники бросились прочь от дьявольского места. Как им удалось подняться - не знает никто, а нервное потрясение оказалось настолько сильным, что оба вскоре скончались от пережитого. Но из рассказа геолога родилась легенда, которая в Кугитанг-Тау живет и поныне.

Пролетали столетия. И хотя для Кугитанг-Тау они были как один миг, пещера старела. Ей «исполнилось» 160 тысяч лет. По понятиям спелеологов она приблизилась к тому критическому возрасту, который для себя человек определяет в 65-70 лет. Откладывать «штурм» Кугитанг-Тау было нельзя. С каждым годом спуск в пещеру становился опаснее.

Спелеологи-красноярцы самодеятельного клуба производственного объединения «Крастяжмаш» в общем-то не случайно выбрали этот район Туркмении. Весной, когда не наступила еще удушливая жара, природа тут раскрывает человеку свою первозданную красоту. Алые ковры тюльпанов и маков застилают окрестные горы. Серебряные струи родников наполняют «священное озеро» Кайнар-баба, прославленное целебными водами «аксу». И при этом здесь настоящее царство каньонов, карстовых трещин, разломов. Например, Гаурдакские пещеры, где темно и душно от пара горячих термальных источников, и даже вода представляет собой слабый раствор соляной кислоты, от которой сходит эмаль зубов. А главное - множество неисследованных пещер, столь любезных сердцу истого спелеолога.

Нас бездна манит глубиной
                                    незнанья
И темнотою плотной,
                                    как смола,
Предчувствием пещеры
                                   стройной зданья,
Паденьем строгим, ровным,
                                   как стрела, -

пишет в своих стихах руководитель экспедиции, инструктор Красноярского краевого совета по туризму и экскурсиям Леонид Петренко.

Под его руководством спелеологи прошли перед экспедицией суровую, но полезную школу. Много было всего: и тренировки в самых сложных пещерах края, и утомительные многокилометровые дневные переходы, и ночевки под открытым небом, и чугунная усталость, и зной, и холод, и жажда, и гнус.

Полученная закалка очень пригодилась им впоследствии.

...Настоящие подвижники спелеологии, красноярцы разбили лагерь где-то глубоко в горах, на дне обрывистого каньона, вдали от людей.

И сейчас, разглаживая при слабом свете карманного фонарика записку, оставленную ими у чабана Омаркула, - последней нашей связи с человеческим миром перед броском на Кутитанг-Тау, я поневоле волнуюсь. Записка сообщает: «Мы стоим у пещеры Промежуточной, у верхней штольни, выше по каньону 500-800 метров».

По южному быстро темнеет. И хотя вершины гор окрест еще светлы, вечер уже стелет на них туман и тени. Мне предстоит, как выражаются альпинисты, «холодная ночевка» в горах.

В сердце Кугитанг-Тау

Я перестал карабкаться в горы, так как был уже высоко. Закат отгорел, настала ночь. Над головой зажглась Полярная звезда, белел Млечный путь.

Завернувшись в жесткую камышовую подстилку, я устроился на ночлег с подветренной стороны высохшего овечьего источника и, как оказалось, поступил верно. Дувший всю ночь «афганец» (так здесь называют ветер с песком) меня почти не беспокоил. Можно было, конечно, укрыться от ветра и в источнике, но при свете фонаря я заметил в нем двух змей, и охота спускаться гуда пропала. Я решил их не тревожить (что они решили, я не знаю).

Темнота стала вязкой, плотной до осязания. Где-то выли и хохотали шакалы. Стихли.

Кто-то большой и тяжелый появился в распадке. Ночной гость шел уверенно и до дерзости легко и быстро. Чувствовалось, что он здесь хозяин.

Нас разделяло метров сто, не больше. В темноте остро блеснули зеленые глаза зверя...

...Утро опускалось по кручам. Выцветшая синь опрокинутой чаши неба могла показаться пустынной, если бы надо мной не кружил одинокий гриф. Бежала по серым камням прожилка зеленой руды, вспыхивали грани красных и бурых кристаллов. Но я больше не смотрел на эту красоту. Поверх моих собственных следов в пыли виднелись отпечатки лап огромной кошки. Забегая вперед, скажу, что и на следующий день след хищника пересечется с моим. Леопард, владыка здешних мест, словно предупреждал: помни, я здесь хозяин...

Мне никогда не забыть ощущения торжественной тайны, которое испытываешь в этих горах. Коренной горожанин и представить не может себе могучие каньоны, горящие янтарем снега на далеких пустынных вершинах.

Внизу, на дне каньонов, прикрытое сводом из зеленого кустарника, идет непрестанное движение. Там ютится целый мир змей, кекликов (горных куропаток) и дикобразов, которые, вероятно, с изумлением взирали на пробирающуюся вверх по тропе человеческую фигуру.

Кугитанг-Тау ревниво хранит свои «секреты». Здесь обитают и птицы, и животные, занесенные в Красную книгу.

До сих пор ученые сомневаются, что на вершинах Кугитанг-Тау сохранялись барс и леопард. Что же говорить о загадочных «следах динозавра» на горном плато Ходжипил, о гигантской змее, утаскивающей в безлунные ночи овец у чабанов?

…Позади пыхтение и свист. Я вздрогнул: меня настигал смерч. «Шайтан» с шипением скрылся за поворотом тропы, которая внезапно оборвалась. Я стоял перед спуском в каньон Промежуточный.

…Тысячи лет назад земля здесь бурлила и пузырилась, как огромная яичница на сковороде. Земная кора вставала на дыбы, рвалась, опрокидывалась. А сейчас мозаика из серых диоритов, зеленых диабар, черных базальтов и габборо на фоне желтых, уходящих в небо скал создавала незабываемую картину. Тем более, что под гигантской арчой, пробившей корнями дорогу к подземным пещерным озерам, раскинулся шумный лагерь спелеологов-красноярцев.

Так мы и познакомились с Леонидом Петренко, поэтом, руководителем экспедиции (а это совсем неплохо, когда поэты руководят экспедициями, к тому же Леонид - один из самых опытных спелеологов страны); жизнерадостной Венерой Гильманшиной, начальником планового бюро производственного объединения «Крастяжмаш» и молчаливым Анатолием Юдиным, Николаем Поповым, человеком без чувства страха; Григорием Сорокопудом и Еленой Мельниковой, тоже опытными исследователями пещер; Любовью Самсоновой, бессменным завхозом экспедиция, хрупкой на вид женщиной, день продержавшей на весу сорвавшегося с ледяного пика товарища; бардом и первооткрывателем - геологом Валентином Михеевым и его женой Еленой; Иваном Гайдуком, Натальей Аносовой, Николаем Федотовым, Андреем Березовским, фотографами, токарями, инструкторами.

Узкий запыленный лаз ведет в пещеру Тад-Джурак, что в переводе - «каменное сердце». Сегодняшняя экскурсия - это еще и тренировка. Как и долгие переходы по раскаленной пустыне с грузом, без единого глотка воды, она поможет приспособиться к миру пещеры, подготовиться к штурму Кугитанг-Тау.

Тот, кто не побоится протиснуться в дыру, в которую, казалось, не пройти и взгляду, попадет в просторную каменную галерею. И из-под корки плесени и пыли вдруг выступят перед ним сверкающие хрустальные дворцы с жемчужными колоннами, парящими люстрами сталактитов, окаменевшими каскадами ручьев...

Бесконечность торжествует
Над желанием все знать,
Мир под миром существует
Для желающих дерзать, -

пишет Леонид Петренко.

Настоящим испытанием характера стала для многих пещера Капкатан. Особенно третий, «нижний этаж».

Чтобы дойти до жемчужины - подземного озера, надо действительно пройти «сквозь скалы». Извивы пещерного хода таинственны настолько, что, попадая в их черный плен, зачастую кажется - навсегда. Каменные пасти, острые бритвы мелких камней и щебенки... Саднили колени и локти, но жалоб но слышно. Впереди была цель - пещера Кугитанг-Тау, она же «Кунсткамера» и «Вертикальная».

Кугитанг-Тау не скупился на загадки. Вернувшиеся на следующий день с задания разведчики принесли потрясающую весть: охотники и змееловы обнаружили в пещере, неподалеку от «Вертикальной», след чудовищной змеи.

По самым робким подсчетам, он в ширину достигал... 12-15 сантиметров!

До сих пор мы встречали в расщелинах кобр и эф. Не забуду, как качнулось передо мной черное тело кобры и раздался ее предупредительный тихий свист. Все с интересом наблюдали за любителями «половить рыбку в мутной воде» - змеями озера Кайнарбаба.

Но змея, оставляющая след размером в хорошую автомобильную шину... Призадумались и ученые. А я поневоле вспомнил легенду о сказочном змее, хранившем сокровища Кугитанг-Тау, да предания чабанов о страшной змее, нападающей на их отары. Воображение рисовало картину: огромная черная змея с блестящей чешуей на дне пещеры Кугитанг-Тау. Спускается первый из спелеологов. Змея поднимает плоскую, как лопата, голову и играет гладкими отполированными кольцами...

Мы разучились удивляться

Внизу под ногами открывается пропасть. Мы стоим на небольшом выступе, на вершине высоченной кручи.

Мы покинули базовый лагерь с рассветом. Затяжной подъем по каменной вертикали занял чуть больше часа и оказался легче, чем можно было бы предполагать.

Невдалеке пирует компания черных грифов. Потревоженные нашим появлением, они неохотно снимаются с трупа архара и плывут в безграничной шири неба, распластав огромные крылья.

С головокружительной высоты видит гриф, как цепочка людей исчезает в распахнутом зеве пещеры. Много лет гриф живет на свете и хорошо знает, что Кугитанг-Тау редко отдает свои жертвы. Стервятник закладывает крутой вираж и исчезает в облаках.

А мы, согнувшись в три погибели, ударяясь касками о нависшие каменные своды, покрытые черными подтеками мумие, пробираемся по верхней галерее Кугитанг-Тау к ее вертикальным колодцам.

Впереди - группа разведки. Ей приходится буквально пробивать себе тропу. Весь верхний этаж пещеры забит мелкой, как цемент высшей марки, пылью, фонари едва освещают дорогу в густом буром облаке. Пыль проникает в поры, сушит горло, заставляет слезиться глаза. Постоянные ветры, дующие с чрезвычайной силой и не прекращающиеся ни днем, ни ночью, почти занесли сюда вход, похоронили под песком все, что могло находиться в верхнем этаже пещеры.

Свою работу начинает группа топосъемки. Поступают первые данные: вход из нависших серых шероховатых каменных глыб да и колодцы - естественного происхождения. Здесь проходила трещина, тектонический разлом. Бурные потоки, вырвавшись из русла реки (которой тысячи лет назад был каньон), довершили все остальное.

В лучах налобных звезд фонарей спелеологов галерея, прогибаясь немым вопросом, круто уходит влево. Резко вверх идет потолок. Теперь можно разогнуть спину и, выпрямившись, смахнуть пот со лба.

- Ни шагу! - вдруг закричали разведчики. Григорий Сорокопуд едва успел отскочить от края стремительно расширившегося провала. Со скоростью курьерского поезда ловушка ринулась на спелеологов!

Как потом выяснится, третий вертикальный колодец Кугитанг-Тау, о котором многие из нас и не подозревали, находится на расстоянии 35 метров от лаза в пещеру, на границе света и тьмы. Спекшийся такыр по его краям образует западню.

Григорий поднял булыжник и спустил его на край карниза. Булыжник... «исчез» в клубах пыли. Когда разошлась завеса песка, от карниза осталось лишь... облако пыли. А снизу донесся тяжкий грохот обвала. Что было бы, шагни мы на неверный карниз.

Достаточно сказать, начальные замеры колодца-ловушки дали ширину его в метр, а длину в пять, но потом провал стал на двадцать сантиметров выше и на 1,5 метра длиннее. Было над чем задуматься!

И первое, что мы сделали, - это обнесли первобытный капкан веревками.

Чтобы не расходовать батареи фонарей, зажгли свечи. Каково же было наше удивления, когда они стали чадить, гаснуть, а потом и совсем потухли.

Мириады клещей поднимались из потревоженной пыли. Пещерная пыль буквально кипела ими. Пакость резвилась, «вела хороводы» и устраивала массовые самосожжения. Укусы «ганга» вызывали болезненные багрово-синие язвы, и уберечься от них, несмотря на плотно пригнанные штурмовые комбинезоны, не удалось никому...

Подъем из пещерыНавешены толстые и тонкие веревки страховки, натянута гибкая металлическая лестница. Первым вниз в обвальную, забитую «живыми» камнями «глотку» пещеры идет Григорий Сорокопуд. Его красная феска скрывается в провале. Еще немного - и исчезнет узкий лучик его фонаря.

В колодце постоянно идет каменный дождь. Связь с первопроходцем, которого точнее назвать спелеонавтом, поддерживаем по телефону. Позывные Григория - «Дно», мы принимаем сигналы на промежуточной станции «Пещера», а наверху у телефонной трубки постоянно дежурят кандидат биологических наук Г.Ф.Барышников, ученый из Ленинграда, и И.А.Максимов, кандидат исторических наук, один из ведущих археологов Туркмении. Их позывной - «Крыша».

Перед штурмовой группой поставлены задачи: по возможности очистить спуск от грозящих обвалом камней. (Делать это приходится с осторожностью, чтобы не повредить то, что находится внизу, под колодцами). Обеспечить надежную связь. Оценить содержимое пещеры и передать информацию «на крышу» ученым.

- Внимание! На связи - разведка.

- Прохожу первые пятнадцать метров. Много пыли, камней, игл дикобраза. Трещины забиты сухими ветками арчи. Самочувствие нормальное. Как слышите, прием.

- Алло, Григорий, слышим тебя хорошо. С нетерпением ждем любой информации.

- Алло, «Пещера», прошел контрольные семьдесят пять метров. Нахожусь под куполом пещеры. Предстоит двадцать пять метров свободного падения.

- Счастливой посадки, Григорий!

Счет идет на мгновения. Спелеонавт все дальше и глубже, но связь работает безотказно - слышимость отличная.

- Стою на грунте!

Отдана команда «Пошел!», и второй разведчик, Николай Попов, по тонкой веревке скользит в бездну.

А от «Дна» начинают поступать первые сообщения. Их с нетерпением ожидают ученые.

- Стою на вершине холма (конуса выброса). Создается впечатление, что холм состоит только из костей. Буквально ступаю по ним. Снова кости, рога, что-то непонятное... В пыли копошатся «ганги»...

Находки, находки, комментарии. Ученые предельно утомлены.

Странный фантастический мир. Не удивимся, если появится огромная змея - хранительница тайн.

Разведчики обходили черные залы, спускались с курганов, буквально набитых скелетами и мумиями, шли по завалам к гротам, про которые можно было бы сказать, что здесь не ступала нога человека.

Но человек появился тут тысячи лет назад. Какие люди держали в этом аду других людей, чье благополучие держалось на их рабском труде?

Утраченная страница истории...

Становилось попятно, как возникали легенды о свирепых стражах пещеры Кугитанг-Тау. Для этого совсем не нужно фантазии, достаточно зарисовок с натуры...

Многих, видимо, бросали прямо сверху. И была даже вода забвения. Она сочилась по гипсовым сводам. Это не на шутку встревожило ученых. Ведь под угрозой оказывались великолепно сохранившиеся за сотни лет мумии людей и животных.

А разведчики тем временем находили скелет за скелетом. Человеческую мумию и мумию барса рядом. Даже без научного анализа было ясно - возраст у них примерно одинаков. Одногодки, можно сказать. Поссорились и повредили друг друга насмерть.

Мы уже разучились удивляться. Мы лишь старались поменьше думать о том, как все будет выглядеть, когда ученый мир скажет: «Нет, такого не бывает».

…Может быть, у нее была резко очерченная верхняя губа и пухлая нижняя. Смуглый цвет лица. Золотистая кожа.

Раздался свист и грохот камней. Все вздрогнули, как от удара током. У всех потрясенные лица.

…Случайный камень стал роковым для мумии юной девушки, пещерной Нефертити, которую спелеологи уже успели окрестить «Джульеттой».

- Эх, ты, серый булыжник... вандал, - сказал Григории Сорокопуд. - Как же теперь Ромео?..

«Ромео» найден неподалеку. Его не должна постичь судьба «Джульетты».

Решение перенести мумии, в том числе «Ромео» и «Гришу» (по имени первооткрывателя подальше от камнепада оказалось своевременным. Так были сохранены великолепные мумии барса, «киика» (горного козла), змей.

Змей (вернее, их мумий) в пещере оказалось множество. Николай Попов, неутомимый за ними охотник, обнаружил пять штук. От маленькой 50-сантиметровой до громадной двухметровой кобры.

Дрожат во тьме лучи фонарей разведчиков - мост через пропасть времени. В переливчатом блеске ожившего сталактита «парит» еще одна змея. Находка! И значительная: по сталактиту можно с уверенностью сказать - возраст рептилии 15 тысяч лет.

Пока же на «крыше» археолог Эмин Масимов определяет: наши первые находки (к которым мы привыкли, как привыкают ко всему) довольно молоды. Иван Гайдук, бывший десантник, нынешний спелеолог, блестяще справился со своей задачей. Наверх подняты: череп с косичками («Джульетты»), еще один новый и гладкий череп. Старинные предметы обихода: остатки деревянных изделий - котла, половника, веретена. Железное стремя, меч («клыч» по-местному). Кошма, узорчатые пояс и хурджин, вышитый кисет. Вещи отлично сохранились.

- 300-500 лет, - вслух размышляет ученый, - вчерашний день археологии. Но ведь это то, что лежало на поверхности. Что же в курганах?

А «Дно» продолжает докладывать. Обнаружены скелеты, мумии разных животных. Десятка три горных козлов, масса мелких грызунов, черепа непонятных хищников, дюжина баранов. Лошадиный череп с остатками черной гривы скалит желтые зубы. В углу пещеры «замумифицировалась» крохотная серая птичка.

Обитательницы Кугитанг-ТауГруды человеческих скелетов... Пять холмов высотой от восьми до двенадцати метров, набитых человеческими костями. Гладкие стены (127х60х25) мрачного черного грота, промытые и отшлифованные сквозняками тысячелетий. Нижняя галерея Кугитанг-Тау формой напоминает ятаган и является копией верхней. Жарко. (Спелеологов все еще «лихорадит» после напряженного спуска).

В Кугитанг-Тау поддерживается постоянная температура - плюс 22 градуса. Играют отблески света от фонарей.

Таинственные тени мечутся меж гипсовых стволов. Высота кроны «леса» - 7-12 метров.

Тени спелеологов скачут по изломам переходов. Обнаружены два «свежих» обвала в углу пещеры. Потолок и пол сужаются клиновидной пастью. Здесь, возможно, и были не существующие ныне выходы из пещеры. Кошачий глаз зажженной свечи начинает моргать, потом гаснет. Тяга сильна...

Из трещин, возможно, когда-то поднимались серные испарения. Вспомните «Гришу». Вскинутая рука, перекошенный криком рот. Высохшее в желтый кремень лицо искажено мукой. Похоже на смерть от удушья, подсказывают специалисты. С левой стороны затылка - правильное отверстие. Может быть - от удара овальным предметом. Разведчики пытаются рассмотреть мумию поближе, но...

Сели батарейки, потух фонарь. Снова мрак, пучина темноты, мягкая пыль под ногами.

...Тонкая непрочная нить отделяет нас от этого мира. Исследуем, стараемся понять древних людей, а современный человек придумал бомбу, которая в мгновение ока оставила от Хиросимы нечто похожее на Кугитанг-Тау, Паленую гору.

Задача археологии - помочь человеку познать самого себя. Иначе через тысячи лет придут новые исследователи и будут ломать голову - отчего погибли эти существа.

Мы преодолели черную глухую преграду к таинственному миру Кугитанг-Тау. Извлечь истину из тьмы пещеры может только наука.

Ради этого шли спелеологи в сужающиеся бутылочными горлышками жуткие 75-метровые колодцы, ступали по гипсовой корке толщиной 5-6 сантиметров, под которой «дышали» камни, получали ссадины, раскачиваясь на «маятнике» под куполом пещеры.

«Что это было»? - вот вопрос, который волновал каждого из нас. Какая трагедия разыгралась в мрачном подземелье Кугитанг-Тау сотни, а может быть, тысячи лет назад?

Барс выходит из пещеры

Пещера - это зеркало. В нем находит свое отражение все происходящее на земле. Но пещера обычно недоступна для окружающего мира. И проходят сотни лет, прежде чем люди сумеют увидеть, сфотографировать скрытое.

Черные пещеры - архив земли. А сегодня мы исследуем один из них - пещеру-ловушку Кугитанг-Тау.

...Курган под колодцем-капканом. Длина 25, ширина 10, высота 9 метров. Серый песчаный холм, лишь несколько черепов поверх пыли.

Мы заглядывали в курган Мертвых. Кости, черепа, останки людей, животных - сотни, тысячи скелетов, молчаливых и недвижных.

Спускаемся с кургана. Здесь, в промежутке между ним и холмами Братьями (Большим и Малым), богатые «захоронения» утвари, предметов обихода. Здесь и найден «ужасающий», в зеленом сапоге из юфти, со сказочно загнутым носком.

Вверх над Братьями в черный беззвездный свод пещеры уходят гигантские трубы - два основных вертикальных колодца Кугитанг-Тау. А вокруг - кости, обломки керамики.

Работает группа топосъемкиГрот-город кончается тупиком. На карте Виталия Михеева, руководившего работой группы топосъемки, подземные галереи закрыты вопросами. Особенно таинственна правая - здесь свежи сколы скал (не более одного-двух десятков лет). До «борта» каньона... 10 метров. Змеи, найденные тут, могли проникнуть в пещеру по разломам и трещинам в завале. Обшитое кожей седло с высокой лукой, скелет лошади и остатки юрты неподалеку не оставляют сомнения. Вот она, возможная разгадка некогда существовавшего входа в Кугитанг-Тау.

Пройдя обвалы и осыпи, раздвинув фонарями каменные стены левой галереи, спелеологи попадают в настоящее царство фантазии. Взору открывается белая сталагмитовая аллея. За ней высится холм Пастушьей овчарки.

Его размеры - 15х5х4. Свое название он получил от найденной здесь мумии огромной собаки. Рядом с ним другой - 5х2х2 - холм Неизвестный, он же холм Секретов.

Галереи обрываются в неизвестность...

Оба кургана уходили ввысь, под отвесные провалы, которые вели... в неизвестный пещерный лаз, параллельный «верхнему этажу» Кугитанг-Тау.

...Во мраке западни зрачками сыча вспыхнули свечи. Сильный «подземный ветер» моментально загасил их. И Виталий Михеев поставил на карте Кугитанг-Тау еще один большой знак вопроса.

Полдень. Станция «Пещера». Аппараты для приема сигналов со «Дна» пропасти включены.

- Группа разведки готова к подъему мумии барса!

Григорий Сорокопуд скользит в щель-ловушку. Леонид Петренко дает обычные в таких случаях спокойные пояснения: Григорий принял правильное решение. Идти колодцем-ловушкой чуть сложнее, зато получаешь выигрыш во времени. Сохраннее будет и мумия барса, которую сопровождает разведчик.

Спелеологи владеют надежным способом страховки. Но теперь, по сигналу Петренко - «Пошла страховка!» на нее становятся все. В том числе и ленинградский ученый-биолог Г.Ф.Барышников, которому не терпится встретиться «один на один» со зверем.

...Тоненькая, очень тоненькая веревка связывает нас с тем миром. Четыре долгих, как годы, часа. Веревка обжигает руки. Наконец, из каменной глотки, подобно пару, вырывается облако пыли, в котором виден красный шлем спелеонавта. И следом...

Мумия барсаОщетинившиеся усы. Кажется, сейчас из пасти вырвется громовой рык, и оглушающе загремит под сводами голос далеких времен, когда мир был юн и полудикие племена грелись у костров Кугитанг-Тау.

Ученые спохватываются. Геннадий Федорович оттесняет всех. Дрожащими руками он укутывает хищника, заворачивает его в целлофан. Как перышко, вскидывает нелегкую (от усов до кончика хвоста 1,8 метра) ношу себе на плечо и исчезает.

Николай Попов поднимается из пещеры с мешком за плечами. В нем - последние «дары» Кугитанг-Тау. Черепа, части скелета (поражают огромные берцовые кости), предметы обихода, представляющие научный интерес. Специально для биолога Барышникова разведчиком отловлены отборные гигантские «ганги». (Они заключены в надежный железный пенал с плотно завинченной крышкой).

Лагерь свернут. Марш-бросок, погрузка на машины проделаны быстро и слаженно. Вслед смотрит ночная пустыня с колючими звездами, которые видели все, что когда-то произошло в Кугитанг-Тау. Но откроют ли они секрет?

В.Раков,
спец. корр. «Красноярского рабочего»

Фото А.Березовского

«Красноярский рабочий»

Материал предоставлен В.А.Деньгиным

 Люди

Михеев Виталий Евгеньевич (Михей)

Петренко Леонид Тимофеевич (Доцент)

Попов Николай

Rambler's Top100 Экстремальный портал VVV.RU

Использование материалов сайта разрешено только при согласии авторов материалов.
Обязательным условием является указание активной ссылки на использованный материал

веб-лаборатория компании MaxSoft 1999-2002 ©