Красноярские Столбы
СкалыЛюдиЗаповедникСпортСобытияМатериалыОбщениеEnglish

Николай Захаров: «Альпинист должен дружить с головой»


«В любом другом виде спорта ошибка — это проигрыш, в альпинизме же она может привести к трагедии. Ни одна даже самая престижная вершина не стоит человеческой жизни», — считает главный тренер федерации альпинизма Красноярского края Николай ЗАХАРОВ. В его активе 7 «восьмитысячников» и более 300 покорённых вершин в разных уголках мира.

ГОРНАЯ система Каракорум в Пакистане — вторая по величине в мире. Именно там нынешним летом впервые штурмовали труднейшие вершины красноярские альпинисты.

Увидят в шортах — закидают камнями

— ПЕРЕД нами стояли две задачи, — рассказывает Николай Николаевич. — Во-первых, участие в чемпионате России по альпинизму, который проводится в трёх классах. Один из них — самый престижный — высотный. Он заочный. Команды заявляют объект восхождения в любых горах мира, идут на него, а осенью подводятся итоги. Мы выбрали вершины Транго. Это отвесные пики выше 6 тысяч метров, с перепадом стен до 2-х километров. Прео-долеть их — высший мировой уровень. Наша команда совершила два технически сложных восхождения двумя группами по Западной стене Great Trango. Причём одно из них — первопрохождение, второе — «добили» украинский маршрут 2003 года. Тогда ребята не дошли до вершины всего 100 метров, не хватило сил. Западная стена одной командой была пройдена за 11 дней, второй — за 6. С такой скоростью эту стену никто не проходил до нас. Свои восхождения мы посвятили объединению Красноярского края. Правда, готовили и третье — на восьмитысячник Броуд Пик. Ребята поднялись на высоту 7500 метров. Но из-за плохой погоды, участившегося снегопада и высокой лавиноопасности вынуждены были спуститься вниз.

Не удалось избежать в горах и заболеваний. Двое ребят перенесли бронхиты. А бронхит на большой высоте переходит в воспаление лёгких в течение нескольких часов, а там и до отёка не далеко.

— Кроме гор что-нибудь в Пакистане видели?

— Мы были в северном Пакистане, а это спорная территория. До сих пор с Индией договориться не могут. Поэтому везде военные посты, проверка документов. По вечерам не рекомендуют ходить по одному. В центре Исламабада кругом мешки с песком, за которыми сидят солдаты в касках и с автоматами. Хотя внешне всё спокойно. Пакистанцы — дружелюбный народ. Даже в Пешеваре (оттуда мы улетали домой), который граничит с Афганистаном. Там в своё время были концлагеря, где содержались наши военнопленные, а американцы обучали моджахедов воевать против советских войск.

В Пакистане много ограничений, связанных с религией. Например, нельзя ходить в шортах, увидят — камнями закидают. Купаются все в одежде. Женщины как класс отсутствуют. Иногда какие-то замотанные куклы появляются на улицах города. А ещё там суровые законы. Спиртных напитков в Пакистане в принципе купить невозможно. Даже в самых лучших ресторанах.

К-2 «раскрутили» как «гору-убийцу»

— НИКОЛАЙ Николаевич, согласитесь, альпинизм — экстремальный вид спорта, и каждый год горы собирают дань…

— Несчастные случаи в альпинизме неизбежны, как на дорогах, где происходят в тысячи раз больше трагедий. Это дань цивилизации. Вообще, альпинист должен дружить с головой.

Скажите, можно было избежать прошлогодней трагедии на горе К-2 (Чогори), где в составе кемеровской команды погиб и наш земляк — высококлассный альпинист Пётр Кузнецов?

— Это был несчастный случай. Команда очень сильная, действовала грамотно. Пётр — опытный альпинист. С ним мы взошли не на одну вершину. Но место, где они шли, действительно опасное. Здесь лавина сходит несколько раз в год. Ребята ждали, пока погода установится. И в тот роковой день она была прекрасной. Видимо, под солнечными лучами склон подтаял и ослаб. Избежать трагедии, конечно, можно было,… если отказаться от восхождения. Но отказываться в такой ясный день — глупо.

— А как бы вы поступили, окажись на месте ребят?

— Пошёл бы дальше.

— Слышала версию, что сход лавины спровоцировали впереди идущие альпинисты…

— В том, что произошло на К-2, их вины нет. Лавины сходят под действием веса тела человека. При другом раскладе, если бы впереди шел Петя, он бы оказался живой…

— У вас за плечами более 300 восхождений, несколько восьмитысячников. Не пытались покорить К-2?

— К-2 «раскрутили» как «гору-убийцу», хотя на неё взойти можно. Есть маршруты гораздо сложнее. Та же южная стена Пика Коммунизма, которая пройдена нами последний раз в 90-м году. Мне бы хотелось туда вернуться и закрепить за нашей командой этот успех. Для меня важен не набор 8-тысячников, а маршрут. Наша команда специализируется на очень сложных экстремальных стенах, по которым ещё никто не ходил.

— Но это опасно! Что заставляет альпинистов вновь и вновь лезть в горы — романтика, красота гор или тщеславие?

— Мотивация меняется с возрастом. На первом этапе — это самоутверждение. Потом спортивный интерес. А ещё есть честолюбие, хотя об этом никто не говорит. И, возможно, какая-то исключительность — альпинист делает то, что другие не могут.

Без права на ошибку

— СЛЫШАЛА, что иностранные команды, если у них погибает один из спортсменов, продолжают восхождение. Наши своих не бросают?

— Я могу назвать редкие случаи, когда и русские проходили мимо умирающих. Всё зависит от человека. В советском альпинизме всегда работало железное правило — своих не бросать. Правда, сейчас альпинизм другой. Но за свою команду я уверен, наши ребята никогда не оставят в беде.

— А чувство страха альпинистам знакомо?

— Страх есть у всех. Но разный. У труса вызывает панику. Сильного мужчину страх заставляет думать и находить выход из сложной ситуации. Считаю, бесстрашного человека в горы брать опасно.

— Спортсмены лезут в одной связке. Что здесь является главным?

— Чувство ответственности не только за себя, но и за тех, кто за тобой. Если верхний срывается, то тянет за собой всю связку. В этом году на Памире улетела четверка из Магнитогорска. Ошибка одного стоила жизни остальным. В таких случаях говорю: если сам решил погибнуть — твоё дело, но когда от твоих действий зависит жизнь других, не имеешь права допускать ошибки.

— В нынешней экспедиции вы были руководителем и на вершину не поднимались. Завидуете ребятам?

— Сейчас мы с моим другом Валерой Болезиным тренируем команду края. И нам без разницы — сами поднялись на вершину или наши воспитанники. Я горжусь, что ребята продолжают то, что мы начали. Считаю, в Красноярске хорошая команда альпинистов, перспективная.

«АиФ»-СПРАВКА

Состав экспедиции:
Захаров Николай — руководитель, тренер
Кухарев Александр — врач
Архипов Владимир — МС
Беляев Евгений — МС
Глазырин Юрий — МС
Комиссаров Алексей — КМС
Литвинов Андрей — МС
Логинов Игорь — МС
Михалицин Александр — МС
Прокофьев Денис — МС
Хвостенко Олег — МС
Черезов Сергей — МСМК
Янушевич Александр — КМС


Ольга ЛОБЗИНА

АиФ на Енисее, выпуск 35 (507) от 29 августа 2007 г.

Фото из архива Николая ЗАХАРОВА

Экстремальный портал VVV.RU Facebook Instagram Вконтакте

Использование материалов сайта разрешено только при согласии авторов материалов.
Обязательным условием является указание активной ссылки на использованный материал

веб-лаборатория компании MaxSoft 1999-2002 ©